“Не было детства – была война”. Бывалый из Круглянского района о жизни в оккупации и давно ожидаемом мире

By Olegario Май9,2024

Анонсы темы “Репортаж” “Влюблены в Беларусь”. Торжественная столица впечатляет туристов Ребенком был связным у подпольщик: бывалый из Орши поведал, как по мере сил сражался с фашистами Обитательница деревни Глубочайшее Круглянского района Тамара Станиславовна Чемрукова отмечает в мае сейчас две важные даты – Денек Победы, самый возлюбленный для нее праздничек, и собственный 91-й денек рождения. Бывалый педагогического труда застала войну в восьмилетнем возрасте, но до сего времени помнит происходившее в мелких подробностях. Действия тех пор закалили ее на всю оставшуюся жизнь – сделали стойкой и сильной духом, мудрейшей и трудолюбивой, отзывчивой, хорошей и оптимистичной. Репортер записала рассказ этой умопомрачительной дамы о жизни в оккупации, голодных временах и вере в мирное будущее. Общение состоялось благодаря помощи и роли начальника отдела по образованию Круглянского райисполкома Марины Токаревой.

“Я родом из Полоцка, там меня и застал 1941-й год, – рассказывает Тамара Станиславовна. – Не было детства – война была. Когда она началась, я ведь еще в школу не ходила – тогда брали в первый класс только с восьми лет. Напали на нас фрицы, маму сразу забрали в трудовой лагерь, из которого ей удалось бежать спустя почти два года. А мы с 4-летним братиком остались с отцом – в первый призыв он не попал, так как был слаб здоровьем, получил белый билет. После освобождения Полоцка отца все-таки забрали на фронт, с которого он так и не вернулся”.

"Не было детства - была война". Бывалый из Круглянского района о жизни в оккупации и давно ожидаемом мире

В период оккупации существовать в городке без собственного хозяйства и огорода было очень трудно – пищи апокалиптично не хватало, люди голодовали. Глава семьи устроился трудиться на хлебозавод, и если б не это, малая Тамара с братом погибли бы. “Чтобы нас прокормить, он воровал у немцев хлеб, и это нас спасало. Если бы гансы узнали, папа сразу бы получил пулю в лоб”, – отмечает бывалый. Маленько помолчав, она добавляет дрожащим голосом: “Деточки, берегите хлеб, никогда его не раскидывайте. Хлеб – это великое достояние, которое придумали люди, маленькая крошечка спасала человека от смерти”.

Дома у семьи квартировали 2-ва германских летчика Ханс и Карл, у 1-го из которых на родине осталась ячейка общества с 3-мя детками. “Они нас не обижали, немцы ведь тоже были разные, – говорит Тамара Станиславовна. – Вспоминаю случай, когда они даже помогли нам выжить. Это было во время освобождения Полоцка. Вместе с другими семьями мы прятались в бомбоубежище: шли ожесточенные бои, и Красная армия выдавливала врага из города. Мы были в укрытии уже долгое время, и я просто умирала от жажды. Мать запрещала мне выходить наружу, но я была шустрой и не послушалась. В какой-то момент перестрелка стихла, и я выскочила на улицу в поисках воды, пробежала несколько шагов и тут же упала от взорвавшегося неподалеку снаряда”.

Девчонка получила суровое ранение – фрагмент прошелся по лицу и попал прямо под глаз. Взрослые внесли ее назад в убежище, где кроме нескольких белорусских семей скрывались и немцы. Один из их, военный медработник, обработал малеханькой Томе рану. Другой германец предупредил их, чтоб они какое-то время не выходили из убежища, и тем тоже выручил им жизни: как раз в это время шли освободительные бои и была самая ужасная ночь за всегда оккупации – бомбежки не затихали ни на минутку. “Затем пришли советские солдаты – наши, красные, у которых даже гимнастерки на плечах повыгорали после боя. Мы были очень им рады, хоть и встречали без цветов. Солдаты поднимали детей на руки и угощали сахаром, которого мы не видели уже давно. А немец отступил в сторону Риги”, – отмечает бывалый.
Даже после освобождения война давала о для себя знать. Дом, где жила ячейка общества до 1941 года, сгорел. Поначалу взрослые и малыши поселились в землянке, а уже позже заняли нежилую постройку. “После обстрелов и взрывов Полоцк был разрушен, весь центр лежал в руинах, – вспоминает Тамара Станиславовна. – Даже не могу представить, как люди смогли все восстановить, сколько это стоило им трудов и сил!”.

До войны мама Тамары Станиславовны работала машинисткой, но всю жизнь желала стать учителем. Учителей в то время очень не хватало – многие погибли на фронте. И здесь она выяснила, что раскрылись трехмесячные педагогические курсы, сейчас на их записалась. И в данный период семье пришлось не сладко. “На официальной работе она получала карточки на хлеб не только на себя, но и на нас, иждивенцев, – говорит женщина. – А на курсах такого не было: ей было положено 400 г хлеба в день, на которые мы кормились втроем. После курсов мама уехала работать в местечко Опса Браславского района воспитателем в детском доме – в то время было очень много сирот”.

"Не было детства - была война". Бывалый из Круглянского района о жизни в оккупации и давно ожидаемом мире

Тамара Станиславовна вспоминает, что жили так бедственно, что не в чем даже было ходить. В далекую дорогу на свежее место проживания она отправилась в папиных сапогах и пиджаке, подвязанном пояском. Тут же, в Опсе, девчонка пошла во 2-ой класс, но в оккупации не окончила даже первого – 3-и года последовательно начинала ходить в школу, но занятия останавливали из-за военных действий. Городской малыш научился заботиться за домашними питомцами, доить скотин. А после и совсем мама дала ее в пастушки к пани Киршовой, которая жила за 7 км от их дома. Первый раз на работу она отправилась в денек собственного 12-летия. Малеханькой и худой девченке надо было управляться с 2-мя коровами, быком, 2-мя телятами и двенадцатью овцами.

“Спустя какое-то время мать переехала в Латвию – кто-то ей подсказал, что там с детьми будет легче, – говорит Тамара Станиславовна. – На новом месте я закончила семилетнюю школу и педучилище, два года проработала в латышкой школе учителем русского языка. Как сейчас помню свой первый урок в пятом классе: прочитала детям огромную лекцию о значении русского языка с цитатами Ленина, Сталина, Тургенева… Они ничего не поняли, но на вопрос директора дружно ответили, что урок очень понравился”.

С будущим супругом Василием Александровичем она познакомилась при поступлении в Калининградский пединститут. Скоро юные расписались и возвратились на малую родину жена в Круглянский р-он, продолжив работу в школе: он – учителем химии и биологии, она – поначалу преподавала российский и германский языки, а позже стала учителем младших классов. В семье вырастили 2-ух собственных малышей и 2-ух приемных: когда у ученицы Тамары Станиславовны погибла мама, она забрала ее к для себя совместно с младшим братом, не смогла пройти минуя чужого горя. “Старалась научить детей не только читать, писать и считать, но также воспитывала трудолюбие и патриотизм, который начинается именно с семьи”, – вспоминает бывалый.

Тамара Станиславовна и нынче полна сил и энергии: каждый денек начинает с зарядки, читает газеты и глядит ТВ, любит пошутить и от всего сердца похохотать. Вдобавок прогуливается в лес за грибами и ягодами, сама ухаживает за огромным хозяйством. “Держу шесть коз, курей, четыре кота, – перечисляет она. – Огорода у меня соток 70 – половина уходит под травы и зерновые, чтобы заготовить на зиму корма. Остальное – грядки и клумбы. Летом палисадник утопает в цветах: розы, пионы, примулы, тюльпаны. Ученики мои, хоть и сами уже пенсионеры, до сих пор помнят и приходят помогать. Еще года три назад я сама шила и вязала, но сейчас уже не могу держать иголку в руках”.

"Не было детства - была война". Бывалый из Круглянского района о жизни в оккупации и давно ожидаемом мире

С теплом и почтением к ветерану относятся во всем районе, а ее рассказы о военном и послевоенном прошедшем с энтузиазмом внемлют и малыши, и взрослые – каждое слово глубоко западает в сердечко. “Тамара Станиславовна – веселая, энергичная и жизнерадостная, открытая всему новому, – говорит начальник отдела по образованию райисполкома Марина Токарева. – Помню, как около 30 лет назад, когда ей было уже за 60, мы с ней вместе учились на права, причем она сдала экзамен – и теорию, и практику – с первого раза. И потом сама села за руль – ездила на пенсии в соседнюю деревню работать продавцом. Когда приходишь к ней в гости, она всегда искренне рада – и угостит, и поговорит”.

Из слов Марины Токаревой, нынче в районе проживает 124 ветерана педагогического труда. “Мы стараемся окружить их заботой и вниманием, оказать посильную помощь, в том числе материальную, поздравляем с памятными датами, – уточнила она. – К этой работе подключаются все – дети, учителя, местные власти, профсоюз… Эти люди – кладезь опыта и мудрости, общение с ними делает нас богаче, заряжает настоящими эмоциями и впечатлениями. Им тоже приятно, что о них не забывают. Так и должно быть”.

Юлия ЕВМЕНЬКОВА,
фото “Настаўніцкай газеты”,
.

Related Post

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Отказаться