“Потом приглашают на свое столетие”. Витебский доктор о пациентах и искусстве быть доктором

Potom priglashajut na svoe stoletie vitebskij vrach o pacientah i iskusstve byt hirurgom b083dc5.jpg

Анонсы темы “Репортаж” “Так рано жатву еще не начинали”. В Брестской области выборочно приступили к уборке озимого ячменя Труд, дружба и неповторимый опыт. В Беларуси стартовал трудовой семестр-2024 Больше 200 операций за год делает заведующий хирургическим отделением №1 Витебской городской медицинской поликлиники скорой мед помощи, лауреат 2-ой степени республиканского конкурса “Врач года – 2023” в номинации “Врач-хирург” Виктор Балейко. Золотые руки и огромное сердечко – это про него: о каждом пациенте профессионал отзывается с искренней теплотой. Виктор Иванович и его коллеги имеют дело в главном с критической хирургией: холециститы, аппендициты, операции по поводу ущемленных грыж, непроходимости, мезотромбозов, осложнений рака. Нередко они не знают собственный меткий график на завтрашний день, ну и в всякий миг положение, обстановка может сложиться так, что докторам будет нужно торопиться в операционную.

“Если два часа назад у нас ничего не предвиделось, то сейчас, например, две операционные заняты. Плюс еще две операции предстоит (за это время могли привезти больных, которых надо оперировать)”, – ведает Виктор Балейко. Всего за хирургией значатся две плановые и две критические операционные. По мере надобности докторы употребляют подобные помещения для критических вмешательств примыкающих отделений.
Встреча с журналистами проходит почти на бегу. У спеца на общение всего пару мгновений – из 4 операционных 3-и на данный момент заняты. В 1-й из их ожидают нашего собеседника.

Пришел терапевтом, а стал доктором

Каждодневный труд – пациентов избавлять. А спасти за больше чем 30 лет работы в поликлинике Виктору Балейко удалось тыщи человек. Периодически доводилось делать и 12 операций в день – рекорд в его практике.
“Это было ДТП в Витебске лет десять назад, когда массово привезли пострадавших. Из операционной тогда почти не выходили, из одной переходили в другую, – вспоминает хирург. – Кроме аварий, у нас же еще поступают просто больные с аппендицитом, непроходимостью, которых надо экстренно оперировать”.

Нынче он приступает к работе с прохладной головой, но жарким сердечком. Но изначально им завладевали противоречивые эмоции, ведь выпускника Витебского муниципального ордена Дружбы народов мед института (нынче – универ) распределили в одну из поликлиник Могилева терапевтом. А на подготовительном рассредотачивании в документах вообщем значился Архангельск.
Доктором Виктор Балейко стал по стечению событий. Оказавшись в могилевской больнице, он вызнал: ставки терапевта нет, зато есть свободное место доктора.

“А уже когда три года отработал хирургом, опять передо мной встала дилемма: либо дальше в хирургию идти, либо возвращаться в терапию. Посоветовали продолжить работу в хирургии. Я поступил в клиническую ординатуру на кафедре хирургии в Витебске, обучался очно в 1990-1992 годах и с 1992 года я в больнице скорой медицинской помощи”, – сообщает завотделением.
Представление о медицине у него сложилось еще в детстве, когда молодому Виктору удаляли аппендицит. Тот случай, а еще советы близких и посодействовали обусловиться с решением дела всей жизни.

“Сначала кажется, что ты умеешь все. Потом понимаешь: ничего ты не умеешь, а затем – что наконец-то что-то умеешь, – улыбается собеседник. – Все эти стадии проходит каждый хирург. Для любого врача прежде всего важен ум, а для хирурга – ум и терпение. Ведь бывают операции по шесть-семь часов, во время которых нельзя чихнуть или кашлянуть, надо сдерживать все свои рефлексы. Здесь нужна выдержка”.

Опухоль 10 кг, ножевые ранения в Новый год и приглашение от пациентов на столетие

Подавляющее большая часть пациентов, которые попадают в отделение, – люди старше 50 лет. В главном у их накопилось уже несколько недугов. Если в юном возрасте встречаются почаще аппендициты, паховые грыжи, то поближе к преклонному – мезотромбозы, непроходимости на фоне рака толстой кишки.
“Чем больше возраст, тем больше болезней человек накапливает: и холециститы, и аппендициты, и опухоли кишечника”, – перечисляет Виктор Балейко.

Месяц вспять в поликлинике оказался юный пациент с болью в животике. Каково же было изумление докторов, когда при обследовании у него нашли гигантскую опухоль. При всем этом мужик и не подозревал о суровой заболевания.
“Пошли на операцию – удалили опухоль 10 кг. Вот это впечатляет, потому что человек работал, работал, даже не обращался ни в какое медицинское учреждение, а 10 кг у него созрело – забрюшинная липома, – описывает случай хирург. – Там было подозрение на лимфосаркому, но не подтвердилось”.

По сей денек в памяти Виктора Балейко и случай из лихих 90-х. 2-ух парней одномоментно привезли с ножевыми ранениями под Новый год, 31 декабря. Оказалось, друзья легко повздорили.

“У одного – повреждение аорты, у другого тоже было повреждение крупного сосуда. Тогда еще не было больницы скорой помощи, мы по двое оперировали. И так вышло, что не успели вызвать хирурга, поэтому нам ассистировали анестезиологи: давали наркоз и стояли как ассистенты. Пациенты выжили, так что спасибо анестезиологам”, – улыбается завотделением.
Профессия это великодушная и признательная, подмечает он. И в то же время она небезопасна и трудна: временами о наличии у человека гепатита либо ВИЧ-инфекции команда может выяснить только постфактум. Но при возвращении человека к жизни врач, сколько бы лет он не проработал в сфере, испытывает огромную удовлетворенность и маленько гордость за то, что “вытянули пациента”. А ведь попадались и те, кто поначалу в 70 и 80 лет отрешался от вмешательства, а в 96 оказывался на операционном столе. Уже выписываясь из поликлиники, эти люди приглашали медработников на личное столетие. Виктор Балейко получал такие приглашения два раза.

“Есть такая патология, как мезотромбоз, когда тромб попадает в сосуды брюшной полости. И тогда решается вопрос с проведением операции, если до конца не понятно, какая именно там кишка: жизнеспособная или нет, – описывает хирург. – Бывает так, что мы не помогаем, и так, что рискуем, что-то делаем, достаем тромбы и риск оказывается оправданным. Потом пациенты приходят и благодарят даже через пять-семь лет после операции, за то, что живут”.

“Своеобразные, но стремятся стать хорошими врачами”. О юных докторах и новых разработках

Наряду с насыщенной работой в практическом здравоохранении завотделением занимается наукой. Творец патента на введение изобретения и 10 научных статей, Виктор Балейко за крайний год написал две работы об аппендиците у старых людей.

“Аппендицит у молодых протекает своеобразно, там в основном легко все и доступно (для хирурга. – Прим. ). А у пожилых картина стертая, нет того же воспалительного ответа, нет болевого синдрома, поэтому на базе нашего отделения мы разрабатывали свои методики. Если что, делаем диагностическую лапароскопию и смотрим. Раньше считалось, что иммунного ответа у пожилых нет, поэтому аппендицит – редкость, но и в 80, и в 90 лет аппендицит встречается”, – комментирует он.

Бывалые спецы заносят вклад в профессиональную подготовку младших коллег. Подрастающее поколение Виктор Балейко именует типичным. В то же время это люди, которые ставят впереди себя цель стать неплохими медиками, утверждает он: “Они идут к своей цели, стремятся, а нам стоит только подталкивать их в нужном русле. Так и со мной было: тоже поначалу многого не понимал. У меня были хорошие учителя: профессор Владимир Николаевич Шиленок, которого с нами уже нет. Эдуард Яковлевич Зельдин, Людмила Андреевна Ковалева, которые сейчас работают на кафедре факультетсткой хирургии ВГМУ, – они меня учили аппендициты удалять. И до сих пор работают, преподают и учат молодое поколение”.
“Знаете, с каждым годом все интереснее и интереснее работать. Ведь если раньше, как говорили старые профессора, 70% диагноза – это осмотр пациента, то сейчас – УЗИ, КТ, фиброгастроскопия, колоноскопия. Все это помогает нам в диагностике и существенно сокращает сроки до оперативного вмешательства. В течение часа можем поставить диагноз из трудных, а тот, что на поверхности лежит, еще при осмотре хирург может поставить. Просто дополнительные методы исследования подтверждают его диагноз. И раньше мы орудовали только скальпелем, а сегодня повсеместно внедряются лапароскопические операции”, – заключает Виктор Балейко.

Медицина в нашей стране, как и в мире, быстро развивается, добавляет врач. Наши поликлиники оснащают сверхтехнологичным оборудованием, возникают новые препараты, методики профилактики и исцеления заболеваний. Профильные университеты увеличивают уровень подготовки кадров для системы здравоохранения. Все это в комплексе позволяет наращивать длительность и увеличивать состояние жизни людей.

Евгения АРХИПОВА,
Фото Александра ХИТРОВА,
.

Related Post

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Отказаться