“Куличи у бабушки остывали на кровати под подушками”. Как хозяйки в Любанском районе готовились к Пасхе 

By Olegario Май4,2024
Kulichi u babushki ostyvali na krovati pod podushkami kak hozjajki v ljubanskom rajone gotovilis k pashenbsp 5c0bf7e.jpg

Анонсы темы “Репортаж” Чай, куркума и вино: репортер попробовала престижные методы расцветки яиц на Пасху  Под звуки песен фронтовых: гости со всей Беларуси почтили память знаменитого батальона милиции Владимирова В центре деревни Жоровка Любанского района спрятался нестандартный деревенский дом. Снаружи он не достаточно чем отличается от примыкающих: увенчанные наличниками окна, по краям резные причелины, маленькое чердачное оконце, двускатная кровля… Но стоит подойти ближе – и вас с головы до ног покрое запах свежайшего хлеба. Выпекает его руководительница Жоровским домом народных традиций Ира Жудрик. В ее семье секреты изготовления выпечки передаются из поколения в поколение уже больше 100 лет. В преддверии православной Пасхи корреспонденты направились к ней в гости, чтоб выяснить, как тут готовятся к празднованию Воскресения Христова, а еще расспросить о секретах выпекания той кулитки, которая с 2020 года имеет статус историко-культурной ценности.

“Яйцо и кусок пирога хранили до самой Троицы”

Заведующую Жоровским домом народных традиций Иру Жудрик мы застаем на ее обычном рабочем месте – у истинной российской печи, в какой уже вовсю пощелкивают поленья. Близко, на скамье, в древесной деже ожидает собственного часа тесто для кулиток (так в местных местах именуют хлеб). Узнав, что нас заинтересовывают секреты изготовления не только лишь хлеба, да и пасхальных куличей, хозяйка объясняет: сама она предпочитает трудиться с тестом на закваске. Но соглашается поведать о тех традициях, которым следовала еще ее бабуля.
“Считается, что пасхальные пироги нужно печь в Чистый четверг. Но мы делали это и в пятницу, и даже в субботу – у кого как получалось. Тогда же и яйца красили. Начинали с того, что ставили опару: дрожжи, теплое молоко, мука. А уже потом, когда его вымешивали, добавляли яйца, маргарин, изюм. Как только пироги подошли, их нужно было оббить, обмять. И так несколько раз. После разложить по формочкам и дать немного постоять. Пирогам нужно меньше времени, чем кулиткам. Если хлеб сидит в печи час-полтора, для куличей сорока минут достаточно”, – уверена хозяйка.
Казалось бы, пирог готов, означает работа окончена. Но по сути все куда труднее, объясняет Ира Михайловна. Достать пасхальный пирог из печи – только полдела. Значимо его верно остудить. В ее семье данный процесс происходил по-особенному: “Кто-то может достать пироги и просто оставить их остывать на рушнике. А бабушка делала еще так: прямо в формах ставила их на кровать и закладывала подушками, чтобы томились в тепле и остывали под подушками. Разрезали их, как правило, только после Всенощной. У нас в деревне Кузьмичи, откуда родом, церкви не было, поэтому пристраивались так: как служба закончилась и все освятили, так можно и садиться за стол. А утром, помню, мама всегда еще так делала: наливала в миску воду, клала туда красное яичко и всем давала умыться этой водой – чтобы были здоровенькие, кругленькие и розовенькие”.
Яичко это вкупе с кусочком пасхального пирога должно было храниться до самой Троицы. Числилось, что тому, кто в назначенный срок съест данный пирог и выкатит яичко, на Купалье повезет отыскать Папараць-кветку. Как точно надо его выкатывать, Ира Михайловна не знает: в детстве таких подробностей не ведали, а когда стала старше и заинтересовалась, уже и не у кого было спросить.

“Весами отродясь не пользовалась: все делаю на глаз”

Что до рецепта хлеба, который Ира Жудрик согласилась при нас подготовить, то он неповторимый во всех смыслах: воспользовалась им еще бабуля нашей героини, позже мать. В общей трудности в семье Иры Михайловны таковой хлеб готовят уже больше 100 лет. Вкус жоровской кулитки знают не только лишь по всей Беларуси, да и неблизко за ее пределами. Побывала она в самых различных городках и странах: от Уфы до Шри-Ланки, а на деньках отправилась в Италию. На вопрос, не испортится ли по дороге, хозяйка только улыбается: реальный хлеб срока годности не имеет. С течением времени он может высохнуть и почерстветь, но покрыться плесенью – никогда!
За беседой время пролетает невидимо – вот уже и дрова выгорели, и печка прогрелась, следовательно, можно приступать к самому увлекательному процессу. Сперва хозяйка ставит на угли сковороды и набирает в таз воду, в которую будет опускать руки, чтоб тесто к ним не прилипало. Весами Ира Михайловна отродясь не воспользовалась: все манипуляции делает, что утверждается, на глаз.

“Можем с вами хоть до грамма все продукты вымерять, а все равно каждый раз хлеб будет другим. Даже если из одной дежки будет тесто, но в разной посуде – все равно будет отличаться. Дух, печь, дрова – на вкус влияет абсолютно все, – поясняет наша героиня. – С закатками такая же история: никогда не готовлю по записанному рецепту или с весами. Помешала, попробовала, чего не хватает – добавила”.
Как утверждается, рассказ работе не помеха. Пока я вдумчиво слушаю советы хозяйки, делая пометки, она точными движениями раз за одновременно набирает нужное кол-во теста, сформировывает маленькие продолговатые буханки, посылает их в прогретые сковороды, смазанные подмазкой – салом, а позже, перекрестив, задвигает в печь. На все уходит от силы минут 5-ь. Со стороны кажется, что все легко. На самом же деле процесс изготовления хлеба куда больше длительный и трудоемкий. Ведь чтоб с утра выпечь хлеб, хозяйка начинает работу с вечера, а зимой временами и за сутки-двое – точно столько подходит закваска. Употребляет Ира Михайловна при всем этом 2-ва, 3-и, в противном случае и 4-е вида муки. Но тесто замешивает постоянно только мукой высшего сорта – и ставит на несколько часов в теплое место подходить. Только после чего можно посылать хлеб в печь. Хозяйки постоянно строго наблюдали за тем, чтоб в миг, когда кулитки отправляются в печь, никто не входил в дом. Они верили, что человек данный своим поступком конфискует благополучие у семьи. Одалживать закваску у хозяек тоже было не принято. Числилось, что она впитывает в себя атмосферу дома. Ну и сам хлеб в долг давали неблизко не каждому. Связаны с этим продуктом и другие поверья, о которых Ире Михайловне говорила еще ее бабуля. Например, когда тесто подходит, нельзя шуметь и выяснять чувства. Когда хлеб готовился, строго-настрого воспрещалось посиживать на печи – чтоб буханки не вышли приплюснутыми.
“Когда дети были маленькими, мы не только хлеб пекли. Часто готовили и на сдобном тесте. То булочки, то вафли, то плетенки разные придумывали. А еще одно время была мода на цветную выпечку. В тесто добавляли сок бурака, чтоб оно стало розовым, а потом тонко-тонко раскатывали, выкручивали стаканом и бросали в кипящее масло. Получались розочки, но чтобы их приготовить, нужно было часов семь на кухне провести”, – вспоминает хозяйка.

“Мы – это не только хлеб”

Пока в печи спеют наши буханки, Ира Михайловна ведает историю сруба, под крышей которого мы находимся: “У этой хаты очень богатое и интересное прошлое, она всегда была гостеприимной. В войну тут была школа. Позже у деда Романа, который здесь жил, у первого из всей деревни появился телевизор, и люди приходили смотреть. А потом и мы заселились. Одним словом, гости здесь не переводятся”.

Когда было решено открыть тут Дом народных традиций, строение отремонтировали, убрали стенки, сняли старенькые обои. Переложили и печь, после этого Ира Михайловна смогла в конце концов реализовать свою давнишнюю мечту – возродила процесс хлебопечения, которое стало реальным брендом Любанского района, и начала учить этому делу всех желающих. По вечерам тут стали собираться хозяйки, чтоб вкупе с Ирой Михайловной попробовать новые рецепты и поделиться опытом. Так появился клуб любителей народного хлебопекарства “Кулитка”.
На данный момент Дом народных традиций за пределами Любанского района известен сначала всего своими уникальными вековыми рецептами, один из которых имеет статус историко-культурной ценности. Ожидаемо, что на просторах веба это место нередко именуют музеем хлеба либо просто Жоровской пекарней. Но Ира Михайловна не совершенно согласна с таким “неймингом”. “Мы – это не только хлеб. Мы дом народных традиций. Я очень люблю наши белорусские обычаи и стараюсь их сохранить такими, какие они есть. Не мы создавали эти традиции, и не нам их менять – у нас нет такого права. А вот сохранить мы их должны”, – уверена она.

Если приглядеться повнимательнее, это место и истина похоже на музей, только не хлеба, а быстрее белорусского быта. Куда ни взгляни – глаз сейчас же цепляется за что-то аутентичное: тут для тебя и глиняные горшочки, и расписные ковры, и даже древние сундуки имеются. На столах – тканые скатерти, на кровати – умопомрачительной красы подушки и покрывала. Многие из этих предметов культработники искали по заброшенным домам, которые шли под демонтаж.
Собирают они не только лишь предметы быта, да и истории. Но процесс данный, признается наша героиня, часто бывает непростым.

“Иногда случается так, что ты заходишь к бабуле и начинаешь ее расспрашивать о чем-то, а она не помнит. Бывает, и по полдня подводим пожилого человека к разговору. И даже после этого может назвать одну-две строчки какой-нибудь песни – и все. А спустя пару дней вспомнит – и уже тогда зовет за нами. По-всякому бывает. Но когда уже начинается разговор, там истории цепляются одна за другую: от рождения и крещения до свадьбы и похорон. Причем бывает так, что между двумя деревнями расстояние всего в километр, а обычаи будут совершенно разными. Во время одних только проводов в армию столько ритуалов было, что и не посчитать! Важным было все: и как солдата посадить за стол, и как его оттуда вывести. Чтобы домой вернулся, ему и волосы выстригали, а потом прятали за иконы, и определенное количество платочков в руку давали, которые нужно было разбросать в определенных местах. И все это мы расспрашивали у наших бабуль”, – ведает Ира Михайловна о том, как приохотил процесс сохранения обрядов.

“Сколько себя помню, в нашей семье всегда пекли кулитки”

Сама Ира Жудрик родом тоже из Любанского района, но из другой деревни – Кузьмичи. В Жоровку переехала к супругу, устроилась торговцем. Но душа лежала к другому делу. И наша героиня решила рискнуть: в 40 лет уволилась с предшествующей работы, устроилась в Дом культуры и параллельно поступила на заочное отделение в Могилевский державный институт искусств. Признается, что было трудно: вечерком провела отпрыска в армию, а с утра уже спешишь на сессию. Дома оставляла супруга, сына-выпускника, огромное хозяйство. Но о выборе этом наша героиня не пожалела.

“Я бы уже и не смогла без своей работы. Люблю ее очень”, – вот так коротко, но емко она разъясняет личное решение.
“А как так получилось, что вы занялись в Доме народных традиций именно выпечкой хлеба?” – интересуюсь у собственной собеседницы.
“А это не получилось, оно всегда было со мной. Я росла в этом. Сколько себя помню, в нашей семье всегда пекли кулитки. Даже когда совсем маленькой была, все время находилась рядом с мамой. Она хлеб в дежке месит, а я рядом бегаю – интересно же! То муки подсыплю, то тесто сырое попробую. А когда стала постарше, мама сажала хлеб и наказывала мне его доставать из печи, когда стрелка на часах дойдет до нужной цифры. И я следила, из хаты не выходила, потому что если уж хлеб сгорит, вечером раздерут”, – с ухмылкой замечает героиня.
В денек нашего визита это принципиальное занятие – смотреть за часами – доверили гостям. Как срабатывает секундомер на телефоне, окликаем хозяйку: пора доставать хлеб – и придвигаемся ближе к печке, чтоб все снять. Но Ира Михайловна останавливает нас: “Не время. Пусть минут десять еще попечется. А вот как запахнет – будем доставать, – поясняет она и рассказывает о самом любимом детском блюде: – Отрезали скибку хлеба, окунали в ведро с водой, а потом в мешок с сахаром. С таким угощением ты на улице всем друг и пан. Все по разу укусили – и скибки нет. И уже кто-то другой мчит домой”…

Когда Ира Михайловна кончает собственный рассказ, по хате разносится ни с чем же не сопоставимый запах. Пара минут – и наши буханки уже остывают. Прекрасные, гладкие, с золотисто-коричневым боком – пробуем, не дождавшись, когда те как надо охладятся. Правду люди молвят, нет ничего вкуснее свежайшего хлеба из печи.

Юлия ГАВРИЛЕНКО,
фото Татьяны МАТУСЕВИЧ,
.

Related Post

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Отказаться