Дело-дроби. В экономическом суде поведали о нелегальной “математике” личных компаний в Гомеле

By Olegario Мар27,2024
Biznes drobi v ekonomicheskom sude rasskazali o nezakonnoj matematike chastnyh firm v gomele 85e8ff0.jpg

Часто огромные и малые игроки бизнес-среды на различных шагах собственного развития отыскивают лазейки, желая обойти налоговые правила, прочитать закон меж строк и обернуть числа дохода и прибыли только в свою пользу в обход легитимных требований. О том, какие незаконные схемы используют личные компании и компании и какими правовыми последствиями оборачиваются такие маневры, сказал подменяющий председателя экономического суда Гомельской области Дмитрий Федорцов.

Налоги в современном прочтении

“Контроль за полнотой и своевременностью уплаты обязательных платежей в бюджет – одно из направлений государственной политики. И в сфере налогообложения она заключается не только в контрольных и фискальных функциях, но и в нормотворческой деятельности. Это позволяет упорядочить налоговые правоотношения, систематизировать и кодифицировать их. Кроме того, постоянно меняющиеся условия ведения бизнеса, внешние и внутренние факторы требуют осовременивания налоговой базы”, – пояснили в суде.    

Так, раньше в Налоговый кодекс были внесены конфигурации, которые начали действовать с 1 января 2019 года. А именно, статья 33 была дополнена пт 4, которым закреплено право контролирующих органов лично редактировать налоговую базу и (либо) сумму подлежащего уплате налога по результатам проверки. Речь о определенных случаях. Например, установлено, что в компании искажены сведения о фактах совершения хозяйственных операций, об объектах налогообложения, подлежащих отражению плательщиком в бухгалтерском и/либо налоговом учете, декларациях, вдобавок в других документах и (либо) инфы, нужных для исчисления и уплаты налогов. Также это касается ситуаций, когда есть основания считать, что та либо другая хозяйственная операция нацелена на неуплату либо неполную уплату и/либо зачет, возврат суммы налога. Вариантов может быть огромное количество, и они все прочитываются при проверке. Также может проясниться, что в реальной жизни и совсем отсутствует факт совершения хозяйственной операции, включая случаи, когда де-факто не поступил продукт, не выполнены работы, не оказаны услуги, не переданы имущественные права.

“Эта норма была введена для упорядочивания налоговых правоотношений, создания равных условий для ведения бизнеса, исключения из хозоборота незаконных схем, из-за которых бюджет недополучает причитающиеся средства. Также важно применить к предпринимателям, ранее допустившим уклонение от уплаты налогов через создание искусственных ситуаций, формально не запрещенных, но не отвечающим принципу экономической целесообразности, компенсационные меры, направленные на полное возмещение в бюджет подлежащих уплате сумм налогов”, – объяснил подменяющий председателя суда.

Нелегальные “дроби”

В экономическом суде Гомельской области из практики выделили одну из самых всераспространенных схем, при помощи которой предприниматели уклонялись от уплаты налогов. В базе ее – искусственное дробление бизнеса, при котором перераспределялась выручка.

Так, один из нередких методов предполагает создание подконтрольных и/либо взаимозависимых юридических лиц либо ИП, на которые и выводится часть выручки. Оформляется это все через официально легитимные, но не имеющие экономической необходимости хозяйственные операции.

Под прикрытием

Для наглядности подменяющий председателя суда приводит примеры определенных ситуаций из практики. Так, экономический трибунал Гомельской области рассматривал дело об обжаловании личной компанией решения налогового органа о доначислении к уплате в бюджет налога на прибыль, налога на добавленную цена и подоходного налога.

Компания со штатом до 20 человек оказывала услуги по техобслуживанию и ремонту автомашин. ЧУП находилось на принятой системе налогообложения. Потом собственник имущества, он же босс ЧУП, зарегистрировал еще 1-но юридическое фейс – ООО с вполне схожим заглавием, с толикой роли в уставном фонде 90%. Через эту фирму также оформляли работы. При всем этом в штате ООО считалась единственная кадровая единица – начальник, который одномоментно был собственником имущества ЧУП.

ООО уплачивало объединенный налог на вмененный доход и использовало облегченную систему налогообложения без уплаты налога на добавленную цена.

Общество с ограниченной ответственностью находилось де-факто и юридически по одному и тому же адресу, что и личное унитарное предприятие и на его материально-технической базе. Сами же работы, оформленные от имени общества, де-факто делали работники предприятия, ведь в штате ООО не было кадров, которые могли бы делать заявленные виды и объемы услуг.  

“Эти субъекты не имели выраженной организационной, технической и экономической обособленности. Организации использовали единое фирменное обозначение. Декларации и иная отчетность ООО подавались в налоговый орган работниками ЧУП со своих рабочих компьютеров, бухгалтерский и налоговый учет обоих субъектов велся одним лицом – главным бухгалтером предприятия. Заказы между ними распределялись, исходя из применяемой юрлицом системы налогообложения. То есть оказание услуг юридическим лицам оформлялись с использованием реквизитов ЧУП, являющегося плательщиком налога на добавленную стоимость. А оказание услуг физическим лицам и организациям, не являющихся плательщиками НДС, оформлялись с использованием реквизитов ООО”, – уточнил зампредседателя экономического суда.

С учетом этих событий в налоговой инспекции пришли к выводу, что деятельность 1-го плательщика – ЧУП – прикрывалась сделанной видимостью деятельности подконтрольного и взаимосвязанного с предприятием субъекта хозяйствования – ООО. Таковой шаг был продиктован рвением уменьшить совокупную налоговую нагрузку методом условного разделения деятельности предприятия на 2-ва субъекта, применяющих разные режимы налогообложения для получения налоговых преимуществ.

В налоговой доначислили ЧУП сумму налогов – на прибыль и НДС – с учетом включения в налогооблагаемую базу по НДС и налогу на прибыль выручки ООО. “Такой подход налогового органа был поддержан экономическим судом. В удовлетворении заявленных требований ЧУП о признании недействительным решения налогового органа было отказано”, – объяснил Дмитрий Федорцов.

Очередной случай реализации схемы так именуемого искусственного дробления бизнеса связан с деятельностью ООО, которое занималось реализацией брендовой мебели и изделий из кожи. Эти продукты приобретались у поставщиков по дилерским договорам со скидкой 20%. Потом востребованную на рынке продукцию приобретала ИП с малой торговой прибавкой от 5% до 6,3%. Бизнесмен же перепродавала ее с торговой прибавкой от 116,52% до 182,79% прямо в магазинах ООО.

Как выяснилось, до регистрации в статусе ИП удачная бизнесменка работала в штате общества с ограниченной ответственностью. Она была спецом по продажам и заместителем по торговому залу, а по совместительству – женой учредителя и заместителя директора ООО.

После регистрации в качестве ИП платила объединенный налог, применяя особенный режим налогообложения. К слову, и условия аренды площадей у ООО, где реализовывала продукт, были самые завидные. Один магаз – на безвозмездной базе, за 2-ой платила по чудесно симпатичной ставке Br48 за месяц, что сильно ниже рыночной. И расходы по коммунальным платежам за арендуемые помещения ИП не выставлялись.

ООО было единственным поставщиком продуктов в адресок ИП. При всем этом на официальных веб-сайтах брендов в качестве торговца указывалось точно ООО с номерами телефонов учредителя и замдиректора.

Как пояснили в экономическом суде, предсказуемо, что в сделках ООО и ИП отсутствовал экономический смысл и польза. В налоговой инспекции установили, что ООО за счет искусственного рассредотачивания выручки и внедрения схемы дробления бизнеса, приобретенной от реализации брендовых продуктов, меж ИП и обществом снижена совокупная налоговая нагрузка и получено безосновательное налоговое преимущество. Оно выражалось в виде неполной уплаты НДС, налога на прибыль и подоходного налога с других доходов, приобретенных ИП.

Эти происшествия стали основанием для корректировки сумм НДС и налога на прибыль на сумму торговой наценки от реализации в розничной сети продукции брендов от имени ИП. Также ООО доначислен походный налог с других доходов, приобретенных ИП. “Материалами дела достоверно подтверждалось, что работа одного плательщика прикрывалась созданной видимостью деятельности подконтрольного и взаимосвязанного с обществом ИП. Поэтому экономический суд согласился с выводами, изложенными в акте проверки и отказал в удовлетворении заявленного ООО требования о признании недействительным решения налогового органа”, – объяснил Дмитрий Федорцов.

Неизбежность пресечения

“Действующие правовые нормы позволяют выявлять и пресекать схемы, нацеленные на неуплату или неполную уплату налогов и незаконное получение налоговых льгот. Ведь такие предпринимательские шаги наносят вред и экономике, и гражданам, а также могут препятствовать реализации государством социально-экономической политики. Результатом выявленных контролирующими органами незаконных схем и притворных сделок является доначисление огромных сумм налогов. Все эти моменты должны учитывать предприниматели. А несоблюдение правовых подходов чревато для них еще и экономическими санкциями”, – резюмировал Дмитрий Федорцов.

.

Related Post

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Отказаться